Нас могли расстрелять или сгноить в гетто…




Введение.

Посмотрел замечательный документальный фильм Вячеслава Шатохина и Наби Разакова “Последнее лето детства”. (Фильм прилагается к данному посту). И нахлынули воспоминания, которыми обязан поделиться.
Кинолента – о детях войны. О нас, кого подростком опалило зловещее пламя Катастрофы. Еврейских семей, попавших под безжалостный каток войны, было огромное количество. В кинокартине через судьбы эвакуированных, еще живых свидетелей той поры, показан подвиг народа Узбекистана, совершенный во имя общечеловеческой морали.

Начало XX в. Ружанские
Начало XX в. Ружанские

Я расскажу об участниках фильма, а также о родных мне, очень близких, о наших семьях –  Ружанские, Штайгман,Носковы, Котляренко, Агеевы.

Начало XXв. Штайгман
Начало XXв. Штайгман

Мы – дети войны.

Мы – дети войны. Мы не собирали из детских конструкторов железные дороги. Не коллекционировали марки или монетки. Не играли в детские игры. Мы уже знали, что фашисты хотят уничтожить всех евреев. Детство, отрочество – лучшая пора у человека. Когда она еще не река, а чистый родник. И еще не день, а солнечное утро. Фашистская мразь засыпала наш родник и погасила солнце. Она принесла нам неизбывное горе, кровь и слезы, тяжкие болезни, потери близких людей.
В памяти явственно всплывает первая встреча с безжалостным врагом. Мы, подростки, купались на речке. Вдруг услышали спокойный моторный гул. Я посмотрел на небо и увидел, словно нарисованные, клинья летящих самолетов. От них отрывались черные капли и устремлялись прямо на нас. Сообразили, что надо бежать. Вблизи находился спиртзавод. Вокруг выкопаны бомбоубежища. В одно из них вскочил. И тут же раздались взрывы. Потом я вернулся к воде. Одна бомба упала недалеко. Взрывной волной троих ребят выбросило на берег. Впервые так близко я увидел безжизненное тело сверстника, его порванный живот, откуда вываливались кишки и сгустки застывшей крови. Это видение не исчезло. Оно гвоздями вбито в клетки моего мозга.

Continue reading “Нас могли расстрелять или сгноить в гетто…”

Анатолий Миркин




 Дети войны. Один из нас.

Анатолий Миркин
Анатолий Миркин

Мы – дети войны. Мы – те, кого подростком опалило зловещее пламя войны, кто выжил, чудом уцелел во время Катастрофы.

“Без добрых дел сосед
прожить не может дня:
Прибить, исправить, поменять.
С улыбкою, без лишних слов,
Помочь он каждому готов.
Я думал о соседе много
И о десятках добрых дел.
И понял, что он в детстве не успел
Бабулек всех перевести через дорогу.”

Юлий Веледницкий.

В этих поэтических словах Юлия вся правда об Анатолии Миркине, нашем соседе, человеке добром, который готов помочь всем, кто нуждается в его помощи. Да еще сделает это легко и с мягкой покоряющей улыбкой. Одна неточность. Детства нормального у него не было. Война. Скитания беженца. Еврейское гетто за колючей проволокой.

Анатолий Миркин родился в местечке Комарин в Белорусском Полесье. Самый южный пункт республики. В 25 км от Чернобыльской АЭС. К украинскому Чернигову ближе, чем к Гомелю. Рядом – густой сказочный лес и широкий богатырский Днепр.
В XIV веке, местечко принадлежало господам Вишневецким. В XVII столетии, владельцами стали паны Конецпольские. Комаринщина часто становилась ареной многочисленных битв украинских козаков с польскими войсками. Здесь воевал с поляками казацкий полк, под руководством полковника Масеры. Жители Комарина и прилегающих деревень составили отряд, который полностью вошел в состав его полка. Сюда приходили и другие казацкие отряды, посылаемые Богданом Хмельницким, который поднял восстание против ляхов (1648-1659). Здесь, на Полесье, поляки понесли тяжёлое поражение. На борьбу с восставшими они бросили войска, во главе с магнатом Радзивиллом. Многие города, селения, в том числе и Комарин, опять отошли к полякам. Летом 1649 года, Богдан Хмельницкий направил десятитысячный отряд Ильи Голоты, который на некоторое время завладел Комаринщиной. Во время крепостного права, население Комарина находилось в крепостной зависимости от помещика Рыбникова. Сам помещик жил в имении, в деревне Верхние Жары. Тяжёлая жизнь принуждала крестьян поднимать восстания, убивать крепостников.

Continue reading “Анатолий Миркин”

Когда горело Варшавское гетто…




Варшавское геттоВ 1940 году, немцы создали еврейское гетто, в самом центре Варшавы, огородив его кирпичной стеной. И согнали туда около полумиллиона человек. 6 февраля 1943 года, рейхсфюрер СС Генрих Гимлер, приказал уничтожить еврейское гетто “по соображениям безопасности”. Об этом узнали узники гетто. Восстание началось 19 апреля 1943 года и продолжалось почти месяц, до 16 мая 1943 года. На его подавление бросили хорошо вооруженные регулярные части СС, но сопротивление было таким сильным, что и они не сумели одолеть защитников. Тогда немцы организовали группы поджигателей, которые сжигали дома дотла, вместе с их обитателями. В гетто, по немецким подсчетам, живыми оставалось около 50 тысяч евреев. Остальных они успели отравить газом в соседних концлагерях. В ходе тяжелых боев погибло 7 тысяч участников восстания. И еще 5-6 тысяч сгорели заживо. Вокруг пылающего гетто собирались группы поляков. Поглядеть, как на игрище. Как на забаву.

Continue reading “Когда горело Варшавское гетто…”

Из пепла и земли




Manfred,Vilmar-son
Генерал Штерн с сыном.

… Мы не виделись с Женей Борисовной 14 лет. Но о чем и о ком бы  мы ни говорили когда-то или сейчас, в ее нью-йоркской квартире, мы всегда вспоминаем ее дядю, Манфреда Штерна, кумира моего детства, героя Гражданской войны в Испании, командира Первой Интернациональной бригады, известного как “генерал Клебер.”

 Из Москвы приезжал к ней в гости Вильмар Штерн- сын генерала, погибшего в советских застенках.

Женя показывает его последующие письма. И вдруг из тетради выскользнули листочки пожелтевшей бумаги. А на них стихи.  Написаны немецким готическим шрифтом. Но на языке идиш. Женя  вела дневник  в такой поэтической форме, в далекие военные годы.

Continue reading “Из пепла и земли”