Разрывая сердце…




Война.1841г
Война. 1941

Темная безлунная ночь. И море, черное, бездонное. А вдали горел Севастополь. Беженцы уходили на моторном суденышке. В трюме и на палубе разместилось несколько десятков человек: женщины, старики, дети. Среди них- 23-летняя Сима, с двумя девочками. Лене едва исполнилось два года. Веке- два месяца. От холода и страха ее тело содрогалось. И она кричала.
Недалеко рыскали немецкие военные корабли. Когда они приближались, двигатель выключали и люди замирали, почти не дыша. И только одинокий детский крик рассекал тишину.” Задуши ее. Ведь все пропадем “,- шептали рядом. И впрямь, немцы, обнаружив лодку или баркас, тут же расстреливали их. Но Сима, разорвав до крови рот, вдыхала ее крик в себя, что-то шептала и ребенок затихал.


А ведь так уже было. С ней самой. В гражданскую войну.  Еврейская трагедия повторяется. Банда Григорьева, хозяйничать в местечке начала с еврейского погрома. Женщины с детьми притаились в подвале. И ее, Симин, младенческий плач, мог стоить жизни всем. Чужая костлявая рука уже нащупала ее горлышко. Но ее мать зубами впилась в руку. Судьба дважды испытывала еврейских матерей на прочность.
Повезло и Симе и Веке.
Я знал Ревекку по совместной работе. Инженер она опытный, творческий. Ее высоко ценили. В коллективе она- лидер. Много в жизни повидала и радостей и горестей. Дважды выходила замуж, но мужья не принесли ей счастья. Зато сын от первого брака, еще подросток, великолепен: вдумчив, разносторонне развит. Играет на фортепиано. Рисует. Его талант художника замечен, ему пророчат творческий успех. Он блестяще заканчивает школу. Не по возрасту серьезен. И в то же время- мягкий, вежливый, родной, ближе которого для Веки никого в мире нет.
Старшая сестра с семьей уехала в Израиль. Века выбрала Америку. Ради сына. Думала, что здесь его способности получат лучшее развитие. Она и муж быстро нашли работу по специальности. Сын пошел учиться в университет. Первые шаги семьи в США обнадеживали. С работы она звонила домой и слышала его голос, ровный, теплый. Придет вечером и обнимет, прижмет к плечам его голову. Зароет свое лицо в его волосы. Заглянет ему в глаза и оба будут долго молчать. Мать и сын. Он часто говорил: “Ты всегда будешь такой красивой и молодой! Чтоб ни одной морщины!”.
Но, словно смерч, налетело горе, страшное, липкое, невыносимое. Скоротечная болезнь скосила сына. И закатилось солнце. Не стало воздуха. И ее жизнь потеряла интерес, хотя рядом- и муж, и ее родители. Но нет ЕГО – мальчика, не успевшего расцвесть. Она продолжала работать. Да так усердно, что порой забывалась. Тяжко ночью. Сон не идет. И так до утра. А рядом на кровати храпел муж. Века подошла к мужчине, который спокойно спал, разбудила его: ” Не храпи! “. Он испуганно вскочил. Затем снова лег и снова заснул.
Века взяла отпуск и уехала к подруге. Ей показывали город. С ней говорили, не давали остаться одной. Но она не видела никого. Однажды она услышала детский плач и зашла в открытую дверь. Мальчонка, ему не было и полугода, кричал, орал на всю вселенную. Новая человеческая жизнь звала и требовала. Девочка, лет десяти, пыталась успокоить его, но он не умолкал. Пришедший вскоре хозяин увидел незнакомую женщину с его сыном на руках, да еще помогающую делать уроки его старшей дочке. Сюда, в иммигрантскую семью, тоже пришло горе. В больнице угасала жена Виктора. И еще несколько дней Века провела здесь. Потом она уехала. А через несколько месяцев Виктор с детьми приехал. Она приютила их , заботилась о детях. Оба ей дороги. Но маленький обжигал ее своим дыханием. Звонила с работы. Прибегала возбужденная, как девчонка. Ей помогали мама, папа. Иначе она бы не справилась. А однажды она сказала мужу: “Пойми, я нужна детям”. И он ушел.

С Виктором и детьми она живет уже 11 лет. За это время они купили дом. В долг, как все. В престижном районе. С зеленой лужайкой. Оборудовали небольшой бассейн. Им нелегко содержать дом, и они часть его сдают жильцам. Приобрели автомобиль и прицепной домик. Каждый год уезжают “дикарями” в горы. Девочка окончила колледж, работает. Живет отдельно, но ежедневно приходит в гости. Родители подарили ей машину. А младший учится в школе. И очень любит свою маму. А она души в нем не чает.
Но не все было просто. Девочка еще долго не принимала в свою жизнь чужую женщину. Века терпеливо отыскивала тропинку к ее сердцу. Нелегко притирались и сами взрослые. Виктор много работал, иногда приходил нетрезвым. Века не стала терпеть, и Виктор победил старую привычку. Только ее мальчик не приносил ей огорчений. Даже когда болел, или делал свои первые шаги в жизни. Совсем недавно она заметила у него грустные глаза и встревожилась. И не напрасно. Позвала сына соседка и сказала ему, что Века не его мама. Они с Виктором долго думали и решили сказать правду. Отец рассказал сыну все, как было. А правда – удивительная вещь. Она помогает преодолевать любые жизненные барьеры. И они снова зажили дружно.
Недавно мы встретились. Виктор – высокий, с редеющей копной волос, но бодрый и моложавый. Века – деятельная, улыбчивая и привлекательная, как когда-то, словно годы ее не тронули. Васильковые глаза излучают тепло. На лице- ни одной морщинки. “И не будет!”,- подтвердила Века. Они стояли рядом, и от них исходил запах свежескошенной травы. Они только что косили ее вместе.
Говорят, что время лечит. Нет! Это не так! Раны на сердце остаются. Боль потери близкого человека порой притупляется. Но страдания не утихают.
В гостиной стоит пианино, на котором играл старший сын. На стене висят его фотографии и его картины. Среди них портрет женщины. Вы догадались, чей? Они живут здесь.
Ревекка и Виктор уже немолоды. На чужой земле на них обрушилось страшная буря. Они выстояли. Пусть им сопутствует счастье.