Могилы смотрят в небо.




Мое дитя! Мои румяна!
Моя несчастная родня!
Я слышу, как из каждой ямы
Вы окликаете меня.
(“Бабий Яр” И.Эренбург.)

Соломон Розенберг
Соломон Розенберг

Есть события в нашей истории, к которым снова и снова возвращается память. Было это давно, но не утихает боль в сердце. Одно из подобных событий сидит в моём сердце всю жизнь. Хочу рассказать о замечательном человеке – воине, враче, непримиримом борце за сохранение памяти еврейского народа – Соломоне Розенберге.

 

Местечко Нижние Станивцы расположилось в цветущей долине, напоенной терпким запахом диких трав и лепестков буковых деревьев, у лесистых Карпатских предгорий, в 30 км. от города Черновицы– центра Буковины.
Здесь родился Соломон Розенберг. Отсюда уходил на войну. Мама его, по-девичьи – Штерн, была сестрой генерала Манфреда Штерна, героя Гражданской войны в Испании. Погиб в застенках Гулага. Другой ее брат, Лео Штерн- вице-президент Академии наук Германской Демократической Республики.

Генерал Манфред Штерн
Генерал Манфред Штерн
Лео Штерн
Лео Штерн

А в то время, когда  земляки вызвали его  в свое местечко, было врачу, Соломону Розенбергу, 55лет. Много лет подряд посещал он родные места, но на этот раз приехал не по своей воле. Не мог он не откликнуться на зов земляков.
Речка Брусница, пересекающая населенный пункт, снова разлилась широко, затопив и яр, который окрестные жители называют Еврейским.


5 июля 1941, здесь расстреляли несколько сот местных евреев. И вот прошло 35 лет, и обнажились следы той трагедии.
Разворошив овраг, буйная река прибивала к берегу человеческие черепа и кости. Розенберг профессионально отмечал: кости таза, культя голени, лицевой отдел черепа. И вдруг ужаснулся. Он вглядывался в пустоту глазниц, и ему представился образ отца, Боруха…
А маленькие надломленные кости, явно детские, сыновей дяди Мордко, которых увели вместе с ним. Казнили тогда всё мужское еврейское население. Объявили, что женщин и детей не тронут. Их оставляли заложниками, чтобы мужчины не оказывали сопротивление, но убивали всех, кто шел за мужчинами. Соломон помнит друзей детства, соседей, единоверцев своих. Здесь, под куполом леса, в овраге – их незахороненные кости и неотпетые, не отпущенные на свободу,  души. Братья Рибнеры, Мейер и Йойко, Фишер Семен, Мойшеле Кильшток с женой. Беньямин Булер. Зисман с женой Идой. Лео Гофф.

Гершеле Шульман потерял ногу в Первой мировой войне. И его не пожалели. Старый ребе Фридлендер, его два сына и зять. Их взяли в синагоге во время молитв. Так и шли, в ярмолках, с накинутыми на плечи талесами. Когда колонна остановилась на мосту, ребе бросился в реку. Вытащили его, полуживого, со сломанными ногами. И поволокли к оврагу. Хаци Вагнер – самый сильный в округе. Схватили его спящего. Связали цепями и вели отдельно под стражей. Увидев изуродованного ребе, Вагнер разорвал цепи. Страшен Хаци в гневе. Но взмолился раввин:- «Что ты делаешь? Дома остались наши жены и дети». Покорился Вагнер. Пять пуль вогнали в богатыря. А он, сраженный продолжал вдыхать грудью воздух, глоток за глотком.
В село Волока не пустили бандитов. Встали на их пути сельчане, во главе с братьями Берашем и Миколой Думич, вооруженные еще дедовскими, гладкоствольными ружьями.
Погром в Нижних Станивцах и окрестных селах длился три дня : 5-6-7июля 1941 – еще до установления власти немцев и румын на буковинской земле. Списки коммунистов и евреев готовили заранее. Герш Шмуглер, недавно перебравшийся в райцентр, числился на старом месте. Привезли его оттуда и расстреляли вместе с земляками.
В 1940-1041 годах,  бандеровцы агитировали допризывников не являться на призывные пункты Красной Армии. В горных расщелинах оборудовали свои учебные полигоны и проводили с парнями военную подготовку. Учили стрелять из разных видов оружия, умению причинять физическую боль людям, сеять смертельный страх среди населения. Боль и страх – из арсеналов всех тиранов. А учились они у опытных палачей – “отца нации”-Гитлера и “отца народов”- Сталина.

Буковина
Буковина

На Буковине, немецкие и румынские фашисты вместе с украинскими националистами, впервые осуществляли на практике гитлеровскую теорию тотального уничтожения еврейской нации. Здесь, только в первые дни июля, погубили 15895 евреев.
Украинский писатель и публицист, Ярослав Галан, впоследствии убитый националистами, писал: “Это была резня, которой не знает история Буковины.”
Устроив кровавый шабаш над еврейской и польской интеллигенцией во Львове, бандеровцы объявили о создании правительства независимой Украины. Но Гитлер разогнал его немедленно. Оно не входило в его планы. Несколько исполнителей страшных злодеяний в Нижних Станивцах,  все-таки сели на скамью подсудимых. Их нашли спустя 36 лет. Судебный процесс над бандитами проходил в Черновцах, в клубе завода “Легмаш”. В ходе суда было доказано свидетелями, что подсудимые лично зверски убили 16 евреев,в том числе троих детей, один из них – грудной. Газета “Радянська Буковина”, №60, от 27.03.1977 сообщила,что Судебная коллегия Черновицкого облсуда за совершенные злодеяния, присудила Гулю И.С. к высшей мере наказания- расстрелу, Говдуна Г. И. и Кушнирюка В.- к 15 годам тюремного заключения, Новака И.-к 13 годам, Крецького Г.И.- к 10 годам.
… Весной 1941 года, Соломона вместе с младшим братом призвали в Красную Армию. Самуил не вернулся после войны. Пропал на ее огненных перепутьях. Соломон, узнав об истории Еврейского яра, пришел к нему немедленно, после возвращения с фронта. Но на месте трагедии он обнаружил грязь и отбросы, которые ежедневно привозили мусоровозы местечка. Оказывается, сельсовет организовал здесь мусорную свалку,”запамятовав” события июля 1941г.
Возмутился фронтовик. Стал писать и ходить по инстанциям. Но всё оставалось без изменений. Только река Брусница каждой весной своеобразно напоминала о кощунстве властей над прахом загубленных.
Соломон проявил всю пленку. Отобрал фотографии. И задумался. Знали уже его, читали его заявления власть имущие. Предупреждали, предлагали умолкнуть “по- хорошему”. Соломон еще раз решил испытать свое “счастье”. Надел костюм с боевыми наградами и пошел в областной комитет партии. Домой Розенберг уже не вернулся. Обкомовцы, не раздумывая, отправили “израильского сиониста” в КГБ, где его продержали трое суток. Допросы длились двое суток почти беспрерывно. На третий день Соломон потерял сознание. Все произошло так, как тогда.
… Он выводил из окружения 16 солдат. Звания у него никакого не было. Но лесные тропы, путеводные звезды, съедобные ягоды, он, крестьянский парень, находить умел. И пошли они за ним. Вышли они почти к своим, но ударили вдруг артиллерийские батареи с обеих сторон, залегли где попало, меж двух огней. Один снаряд разорвался рядом. Очнулся Соломон в госпитале. Под смертоносным огнем товарищи откопали его и вынесли с поля боя. В долгие госпитальные месяцы он мучительно медленно приходил в себя.
Советская “демократическая” система иногда демонстрировала свою порядочность. Так, над Бабьим Яром в Киеве, поднялся монумент расстрелянным. Над военными преступниками- убийцами евреев совершался суд. В Нижних Станивцах разрешили перезахоронение. Летом 1976года, Розенберг присутствовал на раскопках Еврейского яра. Голые человеческие кости очищали от глины и песка и складывали горкой. Затем их сложили в гробы: 6 взрослых и один детский. Из одного комка земли вытащили сумку, которая на воздухе рассыпалась. А из- под нее выпал чудом сохранившийся еврейский молитвенник. Цел и невредим. Небольшого формата, с коричневым кожаным переплетом. Его бережно передали Соломону. Потом состоялись похороны. Собралось много сотен людей. Оркестр исполнял траурные мелодии. На новом месте установили обелиск с надписью: “Советским гражданам, погибшим в 1941г.” Подразумевалось, что не только евреи погребены здесь. Но советская власть сказала не всю правду. В небо смотрели могилы одних евреев.