О, мой Тбилисский базар.

Тбилисский базар




 

(Из далекого прошлого.)

… Наш базар начинается с окрестных улиц вокруг его здания. С цветов- ярких, пышных, тонких, застенчивых, закрытых, распахнутых, благоухающих.
Тбилисцы любят цветы. Весной все они: девочки, девушки, женщины, бабушки носят в руках букетики небесного цвета, которые им подарили галантные мужчины. Это-галантусы или подснежники. Они и впрямь первыми пробиваются из-под снега ранними весенними днями. Настоящие, дикие, рожденные природой. Они ближе, теплее, ярче. Пахнут лучше, чем декоративные, выращенные в теплицах.
Прямо на земле, у тротуаров: горки херсонских кавунов и узбекских сахарных дынь, корзины азербайджанских зернистых гранат и армянских сочных абрикосов.

Здание рынка – двухэтажное, с высокими просторными торговыми залами. Проходим между рядами продавщиц, как сквозь строй.

Тбилиси. Базар
Тбилиси. Базар

Здесь, в бумажные, остроугольные пакетики упакованы, в виде порошка, укроп, черный перец, ваниль и множество других специй и приправ. Их запах веселит и пьянит, как и аромат дынь. Буйное разноцветие фруктов и овощей, как кипящее море красок: розовый виноград, белая черешня, красный шафран, багровый кизил, желтого золота мандарины, серозеленый фейхоа.

На базаре нет лицемерия. Перехватив мой взгляд на гирю, лежащую на весах, продавец поднял ее. Пустая, противоположная чаша тут же опустилась вниз. Весы не сбалансированы. Но последовало объяснение:
-” За машину плати, ветеринару, за весы, за место надо платить. Немножко ты должен компенсировать”.
На рынке не только продают – покупают. Разговаривают. Сплетничают.
-“Ты, знаешь, говорят, Сталин не грузин.- А кто же он?- Осетин. Да. Да. Правда. Посмотри в телефонный справочник. У Бакрадзе – 100 однофамильцев, у Георгадзе -50, у Шавлиашвили – 50. Джугашвили-совсем нет . Джугаев он”.
-” А ты слышал, что солнце теперь всходит не с востока, а с севера. –
Кто придумал? – Шеварднадзе, когда Брежневу докладывал”.
Продавцы-мужчины сразу замечают приезжих женщин, по их удивленным лицам, по восторженным взглядам, по распахнутой одежде.
– “Бери, пожалуйста, бесплатно. Такой красивой девушке не жалко”.
Однажды, наша гостья из Украины, навестила базар сама. Через час прибыла в сопровождении молодого, усатого милиционера. Он нес в руках ее сумку. Её муж стоял у своей машины. Они подошли к нему. Женщина стала оправдываться: и фрукты купил и домой проводил. А сопровождающий подошел к мужу и говорит:-” Береги жену. Очень красивая красавица”.
На нашем рынке бывало и воровство. Ну, как на любом базаре. Как-то украли у женщины кошелек. Купила она фрукты. Стала расплачиваться, а денег нет. Блюститель порядка стал разбираться:
-“Кто справа стоял? – О, высокий, чернобровый, очень красивый мужчина. Значит, Вано.”
– “А кто с левой стороны стоял?”-
– “Маленький, рыжий такой. Значит, Како”.
– “А денег много было? Всего три рубля? Ну это же совсем ничего. Переживем? А фрукты возьми. Подарок”.
На базаре даже женятся. Мой сосед нашел там свое счастье. Увидел и не смог расстаться со своей рыжей пышной ко… ко… колдуньей.
…Вино! Продавец дает полный граненный стаканчик.-” Не пробуй! Пей!”
С незапамятных времен, натуральное грузинское вино, оно всегда без примесей и добавок, сравнивалось с лучшими французскими винами.
А.С.Пушкин, любитель и ценитель этого питья, писал в «Путешествии в Арзрум» о кахетинских винах, что они прекрасны и «стоят некоторых бургонских».
Вино Мачари не числится в списке марочных, но его с удовольствием пьют осенью.
Это- недобродившее вино, по сути-виноградный сок. Но по вкусу оно, как сладкое шампанское, крепостью в 3-4 градуса.
…Мясной павильон–хозяйство дяди Васо. К нему ходят не только за мясом. Сюда приходят полюбоваться его мастерством. Как на игру Нато Вачнадзе. Как на постановку Роберта Стуруа. Он в своем деле артист. Когда он работает, народ собирается со всего рынка. Он готовится к разделыванию, как хирург к операции: старательно точит ножи и лезвие топора, драит столы, очищает колоды для рубки, моет тщательно руки, одевает белый клеенчатый фартук. Затем подтягивает тушу коровы, подвешенную на потолочных рельсах.
Технология разделки в его исполнении кажется простой. Он ножами рассекает тушу по позвоночнику пополам, затем – на крупные части и потом топором – на отдельные куски. Он делает свою работу вдохновенно и вдумчиво. Ведь, в результате, должны получиться не наборы костей и мяса, а продукты определенного назначения: для шашлыка, для жаркого, для супа, для борща…
В помещении так тихо, что слышно прерывистое дыхание мясника. Случайно зашедший посетитель, увидев необычайное зрелище, застывает с папиросой в руке. Затем тушит ее фитилек и сбрасывает пепел в ладонь, как в пепельницу.
Каждый базар должен иметь хотя бы одного такого умельца, как батоно Васо. Такие же рынки имеются и в других районах города.

Андрей Вознесенски
Андрей Вознесенски

Посетил их и Андрей Вознесенский. Он восхитился ими. И по-своему, поэтически, увидел и описал увиденное. Вот его стихотворение.

 

 

Тбилисские базары.

…носы на солнце лупятся,
как живопись на фресках.
“Долой Рафаэля!
Да здравствует Рубенс!”
Фонтаны форели,
Цветастая грубость!
>Здесь праздники в будни
Арбы и арбузы.
Торговки – как бубны,
В браслетах и бусах.
Индиго индеек.
Вино и хурма.
Ты нынче без денег?
Пей задарма!
Да здравствую бабы,
Торговки салатом,
Под стать баобабам
В четыре обхвата!
Базары – пожары
Здесь огненно, молодо
Пылают загаром
Не руки, а золото.
В них отблески масел
И вин золотых.
Да здравствует мастер,
Что выпишет их!
Стихотворение опубликовала столичная газета. Автор включил его в новый сборник . А недавно, композитор Р. Щедрин, положил это произведение на музыку. Женская группа Камерного хора государственной Капеллы Санкт-Петербурга, взяла его в свой репертуар. Ее примеру последовали и другие музыкальные коллективы.
Так наш базар вошел в литературу и в большое искусство.

Михаил Ружанский.

К началу страницы